История древнего мира
Пятница
20.10.2017
04:45
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Источники | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Источники по истории древнего Востока [7]
Источники по истории древней Греции [4]
Источники по истории древнего Рима [24]
Источники по истории первобытного общества [4]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Источники по истории древнего Рима

Варрон. О сельском хозяйстве.
Все, что полезно [для людей], не только родится в Италии, но и достигает там превосходства. Какой ячмень я сравню с кампанским? Какую пшеницу с апулийской? Какое вино с фалернским? Какое масло с венафрским? Разве не засажена Италия деревьями так, что вся кажется фруктовым садом? Разве гуще покрыта виноградными лозами Фригия, которую Гомер назвал «обильной виноградниками», или Аргос «многоплодный» у того же поэта? В какой земле один югер приносит десять и пятнадцать мехов вина, как в некоторых районах Италии? Разве не писал М. Катон в книге о происхождении [римского народа] так: «Галло-римской называется земля, которая была роздана поголовно по сю сторону Аримина и по ту сторону территории Пицентия. На этой земле кое-где один югер дает десять мехов вина». Разве не то же самое и на фавентинской земле, где потому виноградники называются «трехсотенными», что югер дает 300 амфор?..
На вилле... следует предусмотреть место, где будет проводить время [рабская] фамилия, когда она истомлена работой, голодом или жарой, и где она может наиболее удобно восстановить свои силы отдыхом. Хижина вилика должна быть как можно ближе к воротам, чтобы он знал, кто входит или выходит ночью или что несет; это особенно важно, если нет привратника.
...Остается рассмотреть то, что вне имения, окружение которого вследствие его близости оказывает большое влияниена земледелие. Условия [этого окружения] следующие: [во-первых], безопасен ли соседний район, [во-вторых], нет ли препятствий для вывоза наших продуктов или ввоза того, что нужно, в-третьих, имеются или отсутствуют дороги или реки для провоза, в-четвертых, есть ли что-нибудь такое по соседству с имением, что полезно или вредно для наших полей. Из этих четырех условий очень важно первое, [а именно]: безопасен или нет район. Многие превосходные земли невозможно обрабатывать из-за разбоя соседей, как, например, некоторые земли в Сардинии, около Целии, и в Испании, около Лузитании. Те имения, которые имеют поблизости удобные средства перевоза, так что можно вывозить на продажу то, что там рождается, и ввозить то, что потребно в имении, вследствие этого доходны. Действительно, многие должны ввозить в имения зерно, или вино, или иное, что [там] отсутствует. С другой стороны, немало таких, которые могут кое-что вывозить. Так, например, вблизи Рима очень выгодно обрабатывать огороды, а также иметь сады, засаженные фиалками и розами, и вообще производить то, что потребляет Рим, тогда как в отдаленном имении, где [такие продукты] нельзя продать, подобные культуры невыгодны. Также если по соседству имеются города, или села, или даже обильные поля и виллы богачей, где можно недорого купить необходимое для имения и продать излишнее, — как, например, подпорки, столбы, тростник, — то имение более доходно, чем если приходится [все необходимое] ввозить издалека. А иногда [покупать по соседству даже выгоднее], чем производить у себя. Также многие земледельцы предпочитают ежегодно щнимахь. из числа соседей врачей, сукновалов, плотников, чем иметь своих на вилле, поскольку смерть одного из таких ремесленников иногда поглощает доход виллы. Эти обязанности богатые владельцы латифундий обычно поручают домашней челяди. Однако, если города или села далеко отстоят от имения, [владельцы] покупают плотников, чтобы иметь их на вилле, а также остальных необходимых ремесленников, дабы рабы в имении не бросали работу и не бродили праздно в будни, вместо того чтобы трудом делать землю более доходной. Поэтому, кстати, и книга Сазерны предписывает, чтобы за пределы имения не выходил никто, кроме вилика и кладовщика, или того, кого вилик послал. Если выйдет кто-либо самовольно, пусть не останется безнаказанным. Если же вилик его не накажет, взыскать следует с него самого. Лучше было бы сформулировать это правило так: пусть никто не выходит без приказа вилика, а вилик без приказа господина не отлучается дольше, чем на один день, и не чаще, чем это необходимо для имения. В-третьих, то же имение становится доходным благодаря дорогам, по которым легко
могут проехать повозки, или близлежащим рекам, годным для навигации. Мы знаем, что многие имения по этим путям ввозят и вывозят. Четвертое, что также определяет величину дохода, — культура на пограничном поле соседа. Ибо если на границе он имеет дубовую рощу, то ты не можешь около этого леса посадить оливы, так как природа [дуба и маслины] настолько различна, что деревья не только будут меньше приносить плодов, но даже будут отклоняться в сторону имения, как это обычно делает виноградная лоза, растущая около овощей. Так же как и дуб, большие и частые орешники по со седству с имением делают его бесплодным.
Теперь я буду говорить, какими средствами обрабаты-ваются поля. Эти средства некоторые делят на две части: на людей и орудия труда; без этих средств обработка невозможна. Другие делят инвентарь на три части: обладающий членораздельной речью, издающий нечленораздельные звуки и немой. Первый род [инвентаря] включает рабов, второй— быков, третий — повозки. Все поля возделываются рабами, или свободными, или и теми и другими. Свободные или сами возделывают [поля], как огромное большинство бедняков со своими детьми, или это батраки и поденщики, выполняющие важнейшие работы, как сбор винограда или сенокос, а также и те, которые у нас именуются кабальными должниками и до сих пор многочисленны в Азии, Египте и Иллирике. Обо всех их я скажу так: нездоровые участки полезнее возделывать с помощью батраков, чем рабов, а также [применять труд батраков] на здоровых участках при выполнении важнейших сельскохозяйственных работ, как при сборе винограда и жатве. О том, каковы должны быть [работники], Кассий писал так: следует обеспечить себе работников не моложе 22 лет, способных к земледелию, которые могут переносить труд., Заключение об этом можно сделать, приказав им выполнить разные работы И расспросив новичков, что они делали у прежнего господина. Рабы не должны быть ни робкими, ни необузданными. Стоящие во главе должны быть грамотны и несколько образованны, дельны и старше, чем те работники, о которых я говорил, так как им легче повинуются, чем более молодым. Кроме того, во главе должны стоять такие, которые опытны в сельском хозяйстве, ибо они должны не только приказывать, но и действовать, дабы подавать пример, и чтобы каждый знал, что они начальствуют потому, что превосходят остальных знанием и опытностью. Не следует дозволять поставленному во главе обуздывать подчиненных больше ударами, чем словами, если это не вызвано необходимостью. Не следует приобретать много рабов той же на-циональносьти, так как по этой причине чаще всего возникают домашние столкновения. Рвение начальствующих следует возбуждать наградами, давать им средства, чтобы они обла-дали декулием, и сожительниц-рабынь, чтобы они имели от них детей. Это делает их более преданными и привязанными к имению. Так, например, вследствие подобных родственных связей эпирские рабы ценятся дороже и на них большой спрос. Для поддержания бодрости у начальствующих они должны иметь некоторые почетные отличия; с работниками, стоящими во главе других, следует советоваться о том, какие должны быть произведены работы. Когда поступают таким образом, они полагают, что господин их не очень презирает и считается с ними. С прилежными [рабами] следует обхо-диться мягче, давать им больше пищи, одежды, освобождать от работы, дозволять им пасти в имении какой-либо скот из их пекулия и тому подобное. Таким же образом следует по-ступать с теми, кому приказано сделать что-либо трудное, или теми, кто подвергся наказанию, чтобы их утешить и чтобы восстановить их рвение и расположение к господину.
0 рабской фамилии1: Катон, [рассчитывая, сколько в име нии должно быть рабов], руководствуется двумя соображениями — размером участка и родом культуры, беря за основу оливковые рощи и виноградники. В одном случае он указы вает, как следует оборудовать оливковую рощу в 240 югеров.: Катон говорит, что для такого участка необходимо иметь 13 рабов: вилика, вилику, 5 работников, 3 погонщика быков, 1 погонщика осла, 1 свинопаса, 1 овчара. Он пишет также о 100 югерах виноградника, для которых следует иметь Арабов: вилика, вилику, 10 работников, 1 погонщика быков, 1 по-гонщика ослов, 1 свинопаса. Сазерна пишет, что для 8 югеров достаточно одного человека, который должен вскопать их за 45 дней. Хотя каждый югер можно возделать за 4 рабочих дня, но он оставляет еще 13 дней на болезнь, ненастье, лень, попустительство. Из этих [авторов] ни один не оставил нам достаточно ясного предписания. Если Катон хотел, [как и следовало], чтобы мы пропорционально увеличивали или уменьшали [число рабов] для большего или меньшего имения, он не должен был включать в число рабов вилика и вилику. Ведь, если ты возделываешь менее 240 югеров оливковой рощи, ты все равно не можешь иметь меньше одного вилика; если же ты обрабатываешь вдвое более обширное и даже еще большее имение, то тебе не следует иметь двоих или троих виликов. Следовательно, должно уменьшаться или увеличиваться только число работников и погонщиков быков пропорционально уменьшению или увеличению размера имения. Но и это при условии, если земля однородна. Если она неодно-
1 Фамилией называлась совокупность рабов одного господина или ра« бов, обслуживавших одно из принадлежавших господину имений, один из его домов, предприятий и т. п.
родна, тверда, скалиста и не может быть вся вспахана, то нужно меньше быков и погонщиков быков. Я уже не говорю о том, какую меру, неудобную и необщепринятую, он предложил, взяв 240 югеров. Общепринята центурия, содержащая 200 югеров. Следовательно, из 240 югеров следует вычесть их шестую часть, то есть 40 югеров, но я не понимаю, как, следуя предписаниям [Катона], можно вычесть 1/6 часть из 13 рабов или из 11, если я не буду считать вилика и вилику. Что же касается его слов о 15 рабах, потребных для 100 югеров виноградника, то из них следует, что, если кто-нибудь будет иметь центурию наполовину под виноградником, наполовину под оливками, он должен будет держать двух виликов и двух вилик, что нелепо. Поэтому следует обратиться к другому методу расчета числа рабов разных категорий, и в этом смысле следует более одобрить Сазерну, который говорил, что для обработки одного ютера достаточно 44 рабочих дня одного работника. Но если этого было достаточно для имения Сазерны в Галлии, то такой [расчет] не может применяться к гористой земле Лигурии. Таким образом, о нужном количестве рабов и остального инвентаря ты гораздо лучше сможешь судить, если обратишь внимание на три обстоятельства: каков характер соседних имений, их величина несколькими людьми каждое из них возделывается: и насколько улучшится или ухудшится обработка с прибавлением или уменьшением того или иного числа рабочих рук. Ибо природа дала нам два пути для обработки земли — опыт и подражание. Древнейшие земледельцы в большинстве случаев приходили к каким-нибудь выводам на основании различных попыток, их дети большей частью им подражали. Мы должны делать и то, и другое —и подражать другим, и пытаться производить опыты, чтобы действовать не случайно, а по известному расчету. Так, например, если вторую вспашку мы производим глубже, чем другие, то пусть это имеет основание. Подобным образом действовали и те, кто стали дважды и трижды пропалывать поля и перенесли прививку смоковниц с весны на лето. Относительно прочего инвентаря, именуемого издающим нечленораздельные звуки, Сазерна писал, что для 200 югеров пашни достаточно двух упряжек быков, Катон — трех упряжек для 240 югеров оливковой рощи. Если прав Сазерна, одна упряжка нужна для 100 югеров, если Катон — для 80 югеров. Я же считаю, что ни та, ни другая цифра не подходит для любого поля, но каждая для некоторых, так как одна земля легче вспахивается, другая — труднее. Некоторые земли быки могут вспахать лишь с большим напряжением сил, и часто плуг ломается, оставляя лемех в пашне. Из этого явствует, что в отдельных имениях, пока мы там новички, следует руководствоваться правилами, установленными прежними господами и соседями, и некоторым опытом...
В первый промежуток времени ', между началом теплого ветра и весенним равноденствием, надо сделать следующее: засеять всякого рода рассаду, обрезать виноградники и затем их окопать, обрубить корни, вышедшие из земли, очистить луга, посадить ивняк, прополоть засеянные поля... Во второй промежуток, между весенним равноденствием и восходом Плеяд, надо сделать следующее: прополоть засеянные поля, пропахать землю, срубить ивняк, огородить пастбище. Закончить работы, не доделанные раньше, закончить посадку, прежде чем появились почки и началось цветение, так как [деревья], сбрасывающие листья, если они начнут цвести до появления листвы, станут негодны для посадки. Следует также сажать и подстригать оливковые деревья. В третий промежуток, между восходом Плеяд и солнцестоянием, надо сделать следующее: вскопать или вспахать, а затем боронить новые виноградники, то есть разбить комья земли... Подчистить виноградные лозы, но так, чтобы это делал знающий человек... В это же время года косится сено... Если твои луга поливные, поливай их сразу после уборки сена. В засушливое время каждый вечер давай воду посаженным фруктовым деревьям... В четвертый промежуток, между солнцестоянием и восходом созвездия Пса, большей частью происходит жатва, так как считается, что зерно достигает зрелости после того, как 15 дней находится в оболочке, 15 дней цветет, 15 дней сохнет. Заканчивай пахоту; она принесет тем более плодов, чем более горячей будет земля во время пахоты. Когда вспашешь [землю], следует повторить вспашку, чтобы разбить комья, так как при первой вспашке разбиваются только большие комья земли. Следует сажать вику, чечевицу, горох и другие овощи... Вторично надо перекапывать старые виноградники и в третий раз новые, если там остались комья. В пятый промежуток, между восходом Пса и осенним равноденствием, следует срезать и собирать в кучу солому, обрезать деревья, вторично косить заливные луга. С начала шестого промежутка, от осеннего равноденствия, следует, как пишут, сеять в течение 91 дня. После зимнего солнцестояния без крайней необходимости не сеять; это важно потому, что посеянное до зимнего солнцестояния восходит на седьмой день, после — едва на сороковой. Считается, что не следует начинать сев и до осеннего равноденствия, так как, если погода неблагоприятна, семена обычно гниют. Бобы лучше всего сеять при заходе Плеяд; собирать виноградные гроздья — между осенним равноденствием и заходом Плеяд. Затем следует начинать обрезать лозы, разводить виноград отводками и сажать фруктовые деревья. В местностях, где холода начинаются рано, эти работы лучше производить весной. В седьмой промежуток, между заходом Плеяд и зимним солнцестоянием, надо сделать следующее: сажать лилии и шафран... рыть новые канавы, чистить старые, подрезать виноградники и кусты. Прекращай работу за пятнадцать дней до зимнего солнцестояния и возобновляй через 15 дней после него, хотя кое-что, как, например, вязы, могут быть посажены и в это время. В восьмой промежуток, от зимнего солнцестояния до начала теплого ветра, надо сделать следующее: отвести воду от посевов, обрезать виноградники и кусты. В те дни, когда нельзя работать в поле, пусть делается все, что может быть изготовлено под крышей в зимние сумерки. То, что я сказал, следует записать и выставить в имении, главным образом для того, чтобы это изучил вилик...
Когда жатва кончена, следует продать право сбора [оставшихся] колосьев или собрать солому домой. Если колосья редкие, а рабочие руки дороги, — пустить пастись скот. Ибо главное, на что следует обращать внимание, — чтобы расход не превышал доход...
Наши великие предки не без основания предпочитали римлян-селян горожанам. И, подобно тому как в деревне дворовую челядь считают ленивее тех, кто работает в поле, так и тех, кто сидел в городе, почитали они совершенными бездельниками по сравнению с теми, кто возделывал землю. Они и год разделили таким образом, что на городские дела приходились только девятые дни, а в остальные — семь — возделывали землю. Пока такой порядок сохранялся, поля их благодари обработке отличались плодородием, а сами люди были крепче здоровьем и не нуждались в греческих гимнасиях, которые устраивались по городам. Сейчас их одних мало; считается, что нет у тебя и усадьбы, если на нее не насело множество греческих слов, которыми по отдельности называют разные места: процетон, палестра, аподитерий, перистиль, орнитон, перистерон, опоротека. И так как теперь хозяева потихоньку пробрались в городские стены и, оставив серп с плугом, предпочли работать руками в театре и цирке, а не на ниве и не в винограднике, то мы и ввели на пшеницу откупа, чтобы нам из Африки и Сардинии привозили насущное пропитание, а в корабли убирали виноград с острова Коса и с Хиоса... Иные, говорю я, занятия и науки у земледельца, иные у пастуха: земледелец занят тем, что придумали люди, чтобы выращивать плоды земные; пастух, наоборот, — тем, что производит скот. Однако между ними есть великий союз: хозяину имения в большинстве случаев выгоднее скормить имеющийся в имении корм, чем продать его, а унаваживание весьма полезно для плодов земных, и скот для этого и предназначен. У кого есть имение, тот должен иметь дело с обеими отраслями хозяйства: и с земледелием, и со скотоводством, и даже с разведением домашней птицы и рыб. Тут можно получить немалый доход: от птичников, крольчатников и рыбных садков...
Нам еще осталось поговорить сколько надо иметь пастухов и каких.
Для крупного скота — людей постарше, а для мелкого, пожалуй, и ребят. Те и другие, проводя жизнь в путешествиях по горным пастбищам, оказываются крепче тех рабов, которые живут в имении и ежедневно возвращаются в усадьбу; на пастбищах в горах можно увидеть молодежь, но и она вооружена; в имении скот пасут не только мальчики, но и девочки. Пастухи должны проводить на пастбище целый день и пасти скот все, сообща, ночевать же, наоборот, каждый при своем стаде. Все они состоят под начальством старшего пастуха; ему надлежит быть и старше возрастом, и опытнее остальных,. ибо остальные спокойнее повинуются человеку, который превосходит их и летами и знанием.
Однако летами он не должен превосходить других настолько, чтобы от старости не выдерживать работы. И старики, и дети с трудом переносят трудности горных дорог и суровые горные крутизны, а все это приходится терпеть тем, кто сопровождает стада, особенно же пастухам крупного рогатого скота и козопасам: и козы, и крупный скот любят пастись на скалах и по лесам. В пастухи надо выбирать людей крепких и быстрых, подвижных, ловких, которые не только смогут сопровождать скот, но и защитят его от диких зверей и разбойников, могут взвалить тяжести на вьючных животных, могут бегать и метать дротик. Не всякое племя способно ходить за скотом, например, ни Бастул, ни Турдул для этого не годятся, а галлы весьма хороши: лучше всего смотрят они за лошадьми, мулами и ослами. Еда днем должна у них быть отдельно, при каждом стаде; вечером едят сообща все, кто состоит под началом одного старшего. Старший пастух должен позаботиться о том, чтобы с собой было взято все, что необходимо и скоту, и пастухам, главным образом вещи, нужные людям для жизни и скоту для лечения. В их распоряжении имеются вьючный скот, кобылицы или другие животные, которые могут везти тяжести на спине.
Что касается размножения пастухов, то для тех, которые постоянно пребывают в имении, это дело простое: в усадьбе у них есть рабыня-подруга, и больше пастушья любовь ничего не ищет. С теми же, кто пасет скот в горах и лесных местностях и укрывается от дождя не в усадьбе, а в наспех построенных хижинах, многие считали полезным посылать вместе женщин, которые сопровождали бы стада, готовили пастухам еду и крепче привязывали бы их к стаду. Эти женщины должны быть крепкими и не безобразными; во многих местностях они не уступают в работе мужчинам, как это можно видеть повсюду в Иллирии. Они могут и пасти скот, и принести дрова к очагу, и сварить пищу, и устеречь утварь в хижине. О выращивании молодого поколения я скажу, что их и рожают и вскармливают одни и те же женщины. Я ведь слышал, что, приехав в Либурнию, ты видел тамошних женщин-матерей с грудными ребятами на руках, одним или двумя, и с вязкой дров. По сравнению с ними наши родильницы, которые по нескольку дней лежат на постели под пологом, кажутся жалкими и презренными.
Обо всем, что касается здоровья людей и скота, и о болезнях, которые поддаются лечению без врача, должны иметься записи у старшего пастуха. Безграмотный на эту должность не годится: он никак не сможет вести правильно счета по скотоводному делу для хозяина. Число пастухов одни назначают по более узкой, другие по более свободной норме. Я назначаю одного пастуха на восемьдесят грубошерстных овец, Аттик — на сто. При больших овечьих стадах, а у некоторых они бывают тысячные, легче можно убавить общее число людей, чем при малых, таких, как у Аттика и у меня. Мое стадо семисотенное, у тебя, кажется, восьмисотенное; десятая часть, как и у меня, бараны. К табуну в пятьдесят кобылиц приставляются два человека; каждый из них имеет по объезженном кобылице в этих местах, где обычно лошадей загоняют и стойла, что часто делается и в Апулии и в Лу-кании...
Следует именовать виллой всякое владение, которое приносит большой доход благодаря вскармливанию животных. Не все ли равно, извлекаешь ли ты доход из овец или из птиц?.. Сей из одной виллы, где вскармливаются [домашняя птица и пчелы], извлекает больше дохода, чем другие из целого имения. Я видел у него большие стада гусей, кур, голубей, журавлей, павлинов, а также сонь, рыб, кабанов и другой охотничей дичи. Его отпущенник, ведущий записи, принимавший меня в отсутствие патрона, говорил, что благодаря всему этому вилла приносит более 50 000 в год... В Сабинском имении моей тетки, у двадцать четвертого мильного столба от Рима по Соляной дороге... имеется птичник, в котором в течение одного года, как мне известно, вывелось 5000 дроздов, по 3 денария за штуку, так что только эта часть виллы дала за год 60 000 сестерциев дохода, то есть вдвое больше, чем все твое имение в Реате в 200 югеров.
Я полагаю, что птичник никогда не обманет твои надежды... Разве Л. Албуций, человек весьма образованный, пишущий в стиле Луцилия, не говорил, что в его Альбанских владениях собственно имение всегда оттесняется на задний план виллой, где вскармливаются животные, так как поле приносит менее 10 000 [сестерциев], а вилла —более 20 000? По его же словам, если приобрести виллу в любом месте на морском берегу, то она даст более 100 000 [сестерциев] дохода. Разве недавно М. Катон, став опекуном Лукулла, не продал из его прудов рыб на 40 000 сестерциев?.
Категория: Источники по истории древнего Рима | Добавил: SergALaz (14.03.2011)
Просмотров: 3668 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz